Главная / Полезная информация / Игорь Колтунов: "Защита от рейдеров, или как использовать акционерное соглашение"

Бизнес-школа НИУ ВШЭ - Игорь Колтунов: "Защита от рейдеров, или как использовать акционерное соглашение"

 

Об авторе:

Игорь Колтунов - кандидат экономических наук, доцент, преподаватель программы МВА Института бизнеса и делового администрирования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, член совета директоров ОАО «Институт микроэкономики», член Ассоциации независимых директоров, президент Нижегородской гильдии профессиональных консультантов, судья Третейского суда и член Коллегии медиаторов при Торгово-промышленной палате Нижегородской области.

 

Есть у меня приятель, однокашник по университету – Паша Л. Оба мы – физики по первому образованию – сменили специальность. Я экстерном закончил экономический факультет, преподавал экономическую теорию, а в период перестройки занялся вопросами корпоративного управления. Паша пошёл по производственной линии и достаточно быстро дослужился до директора небольшого, но очень хорошего промышленного предприятия регионального значения. Паша всегда пользовался (и пользуется) большим авторитетом в районе и промышленных кругах. В период приватизации он сумел очень грамотно провести свою линию и к началу нового века был уже не только генеральным директором, но и главным акционером своего завода.

С Пашей мы периодически встречались, и при каждой встрече я предлагал провести у него в акционерном обществе корпоративный аудит, чтобы выявить слабые места и обеспечить корпоративную безопасность бизнеса. Каждый раз Паша отвечал мне примерно одно и то же: «Да ну тебя … Ты просто хочешь с меня деньги получить. Давай лучше водки выпьем …». Через некоторое время я оставил его в покое, смирившись с тем, что моим клиентом он никогда не станет, но при этом мы оставались добрыми приятелями.

Дело было в январе 2010 года. Отдыхаем мы с семьёй в рождественские каникулы на Средиземном море. Вдруг раздаётся звонок, причём на наш международный номер. Знают его не все, хотя найти его можно очень легко: он есть на сайте нашей фирмы. Звонит Паша …

- Ты где?

- Отдыхаю на Средиземном море.

- А что делаешь?

- На пляже лежу, загораю, морским воздухом дышу.

- А когда будешь дома?

- 9 января прилетаю в Москву, потом поездом в Нижний.

- На работе когда будешь?

- 11 января.

- Надо срочно встретиться!

- Хорошо, позвони 12 или 13 января – договоримся о встрече.

- Нет, так не пойдёт, ты 11 января во сколько будешь на работе?

- В 9-00.

- Вот я в 9-00 и приеду.

- Да что, в конце концов, случилось?

- По телефону не могу, приеду – расскажу …

 

11 января ровно в 9-00 в офисе нашей фирмы открывается дверь и появляется Паша. После нескольких слов приветствия и уточнения, действительно ли я занимаюсь вопросами корпоративной безопасности, Паша начинает рассказывать. От очень компетентной силовой структуры (не будем её называть – умные люди догадаются сами) Паша получил информацию, что его заводом заинтересовалась некая московская группировка и готовится рейдерский захват предприятия. На тот момент Паша с членами семьи уже консолидировал в своих руках контрольный пакет акций, достаточно значимые миноритарные пакеты были у главного инженера и главного бухгалтера (вместе с Пашиными акциями – квалифицированное большинство голосов), а всего в АО оставалось чуть более десятка акционеров. Казалось бы – полный контроль. Чего бояться? Но опасность подобной структуры уставного капитала заключается в том, что рейдер может захватить часть пакета (купить или украсть), войти в состав акционеров, а затем и в совет директоров, а потом включить механизмы «развала бизнеса изнутри». Примеров тому великое множество.

Надо было отдельные части уставного капитала «склеить» между собой. Самый хороший способ – реорганизоваться в общество с ограниченной ответственностью. «Хитрые» диспозитивные нормы ФЗ «Об ООО» позволяют подготовить такой устав, что рейдеру прорваться туда становится крайне сложно, практически невозможно. Во-первых, можно наложить очень жёсткие ограничения на отчуждения долей. Следовательно, разорвать уставный капитал на части становится проблематично. Во-вторых, можно все значимые сделки с активами поставить под контроль общего собрания участников. Следовательно, и имуществом завладеть становится крайне сложно. Подобные схемы уже не раз выдерживали испытание на прочность.

Я понимал, что времени у нас очень мало, и поэтому решился на небольшое нарушение процедуры. В соответствии с пунктом 1 статьи 52 ФЗ «Об АО» сообщение о проведении общего собрания акционеров должно быть сделано не позднее чем за 20 дней, а сообщение о проведении общего собрания акционеров, повестка дня которого содержит вопрос о реорганизации общества, – не позднее чем за 30 дней до даты его проведения. На наше счастье, все акционеры у Паши были, что называется, «под рукой»: никто из них не умер, не уехал, все они работали на заводе, а Паша пользовался на предприятии большим авторитетом. Если протокол внеочередного общего собрания акционеров подпишут все без исключения акционеры, то в соответствии с пунктом 7 статьи 49 ФЗ «Об АО» ни у кого не будет оснований обжаловать в суд решение собрания, даже если будет нарушена процедура его созыва. Так мы и поступили. В течение трёх дней были подготовлены все необходимые документы: протокол собрания, порядок обмена акций АО на доли в уставном капитале ООО, устав ООО, передаточный акт. Устав ООО был разработан с таким «высоченным железобетонным забором» вокруг бизнеса, что прорваться туда рейдеру становилось практически невозможно. Пока я готовил документы, Паша договорился со всеми акционерами, и через три дня протокол был подписан.

Счастливый Паша побежал в районную налоговую инспекцию регистрировать новое юридическое лицо. Звонит мне оттуда, прямо из кабинета руководителя ИФНС:

– А мне отказываются регистрировать ООО, говорят, что нужно уведомить кредиторов и ждать 30 дней.

– Я же тебя об этом предупреждал, а ты сказал, что обо всём договоришься.

– Да у меня кредитор всего один – только Сбербанк, я от них принесу бумагу, что они не возражают против реорганизации. А руководитель ИФНС говорит, что его снимут с работы, если при проверке выяснится, что они зарегистрировали нам ООО, не выдержав 30 дней.

– Он прав, не спорь, деваться некуда …

В налоговой Паше дали форму уведомления, он съездил к региональному представителю «Вестника государственной регистрации» и разместил в журнале объявление. Ждём …

Ещё через два дня Паша приезжает снова:

– Скажи, а ведь все «фишки», которые ты придумал, пока ещё не действуют? Ведь мы пока ещё АО?

– Конечно, все механизмы защиты заработают только после регистрации ООО.

– А если рейдеры нападут сейчас. Что делать, как защищаться?

Честно говоря, я сначала растерялся. А потом вспомнил, что несколько месяцев назад 3 июня 2009 года Федеральным законом № 115-ФЗ в Закон «Об акционерных обществах» была внесена новая статья 32.1. «Акционерное соглашение». В соответствии с пунктом 1 вышеназванной статьи:

«Акционерным соглашением признаётся договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции. По акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определённым образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав. Акционерным соглашением может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определённым образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определённой цене и (или) при наступлении определённых обстоятельств, воздерживаться от отчуждения акций до наступления определённых обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества.

Акционерное соглашение заключается в письменной форме путём составления одного документа, подписанного сторонами».

Я решил воспользоваться этой нормой и при помощи акционерного соглашения «прикрыться» на эти 30 дней, пока мы ждём регистрации ООО. Такое соглашение было быстро разработано, Паша собрал всех своих акционеров, отвёз их к нотариусу, и там соглашение было подписано. Статья 32.1. ФЗ «Об АО» не требует обязательного нотариального удостоверения акционерного соглашения. Но поскольку все акционеры – участники соглашения – в нашем случае были физическими лицами, мы решили, что «маслом кашу не испортишь» и подстраховались.

Рейдерская атака так и не началась. Хорошо зная структуру, от которой Паша получил информацию, я не думаю, что они блефовали. Люди не те, да и положение обязывает. Скорее всего, о наших «военных приготовлениях» захватчики узнали и решили отказаться от своей затеи. Во всяком случае, на сегодняшний день предприятие у Паши процветает, расширяет своё присутствие на рынке, осваиваются новые виды продукции, а сам Паша ещё больше увеличил свою долю участия в уставном капитале завода.

Теперь поподробнее о самом антирейдерском акционерном соглашении. Такое соглашение должно решать три задачи.

Во-первых, оно должно значительно усложнить рейдеру «вырывание» отдельных пакетов акций из общего консолидированного пакета. Это та самая задача, которая в ООО решается путём наложения различных ограничений на отчуждение долей участников в уставном капитале компании.

Во-вторых, необходимо защитить сам имущественный комплекс, принадлежащий АО, от возможного отчуждения, в том числе силовыми методами. Решается это путём существенного ограничения полномочий генерального директора, а он, в свою очередь, избирается согласованно участниками акционерного соглашения.

В-третьих, надо «прикрыть» генерального директора АО как лицо, имеющее право первой подписи, право распоряжения активами, от возможного наезда, в том числе путём возможности его молниеносной замены и т.п.

Исходя из вышеизложенных задач, целесообразно в акционерном соглашении договориться о следующих действиях акционеров:

- согласованное выдвижение кандидатов в органы общества, а также согласованное досрочное освобождение их от занимаемой должности;
- консолидированное (предварительно согласованное) голосование на общем собрании акционеров при формировании органов общества;
- запрет на отчуждение акций третьим лицам, либо их отчуждение только по единогласному решению всех участников акционерного соглашения;
- запрет на передачу в залог акций третьим лицам, либо их передача в залог только по единогласному решению всех участников акционерного соглашения;
- особый режим наследования акций (согласование с другими акционерами включения акций в наследственную массу);
- назначение исполнителями завещаний участников акционерного соглашения;
- принятие наследников в настоящее акционерное соглашение (при их согласии);
- варианты с заменой генерального директора (в случае форс-мажорных обстоятельств);
- согласованные действия в случае реорганизации общества (например, преобразование в ООО).

Одной из важнейших проблем при подготовке любого акционерного соглашения, а антирейдерского соглашения в особенности, является обеспечение исполнения обязательств и меры ответственности сторон. Казалось бы, самым простым способом является заложить в соглашение огромные штрафные санкции, что должно удерживать стороны от возможного нарушения условий соглашения. Но не нужно забывать о том, что в соответствии со ст. 333 ГК РФ «Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку». Причём, если в обычных хозяйственных операциях (договор купли-продажи, договор поставки и др.) последствия нарушения обязательства подсчитываются достаточно просто, то как подсчитать, например, потери от перераспределения корпоративного контроля?

Допустим, стороны договорились о согласованных действиях при избрании генерального директора на общем собрании акционеров. А потом один из участников акционерного соглашения нарушил договорённости, поддержал при голосовании другую кандидатуру (представителя конкурирующей группы акционеров), и в результате генеральным директором был избран другой кандидат. Есть у акционеров в результате этого прямые потери? Конечно, нет! Но мы то с вами понимаем, каково потерять корпоративный контроль. А как это измерить деньгами? Как доказать в суде соразмерность огромной неустойки? Проблема ещё и в том, что Постановление Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» не даёт ответа на этот вопрос. В Постановлении Пленума рассматриваются только ситуации, когда не исполняются обязательства, которые можно измерить в денежной форме.

Поэтому для обеспечения исполнения акционерного соглашения (в том числе антирейдерского) необходимы другие механизмы. Можно попробовать в качестве обеспечительной меры использовать взаимный залог акций: в случае нарушения соглашения акции переходят к другой стороне посредством обращения взыскания на них. Можно включить в акционерное соглашение право требовать от стороны, нарушившей соглашение, продать её акции другим участникам соглашения по определённой цене (опцион). Возможно, что есть и другие способы.

Предлагаю читателям самостоятельно подумать о них …